Абитуриентам
Личный кабинет
О нас
+ 7 (939) 726-01-01
Тест
#статья #новости #мероприятия #гайд #вакансии #конкурс

Станет ли Йошкар-Ола ИТ-столицей?

Друзья деликатно посмеивались. Мол, вот он, Андрей, венец твоей карьеры. Кульминация жизни. Высшая точка. Фильм про частный Институт в Йошкар-Оле, Марий Эл. Твой опус магнум. То, Ради Чего Всё Было. Мы так за тебя рады, так рады. Ты вытащил счастливый билет!
Я отмахивался и готовился к съёмкам. Йошкар-Ола. Марий Эл. В голову бы не пришло хоть когда-нибудь тут появиться, но судьба недвусмысленно намекнула, что смысл есть. От Москвы до Йошкар-Олы поездом ехать столько же, сколько лететь самолётом до Калифорнии. Заказчики уверяли меня, что сделают в этой дыре ИТ-столицу. Я над ними тоже деликатно посмеивался — конечно, про себя. ИТ-столица в Йошкар-Оле — это что-то из Пелевина или Монти Пайтона. Невозможно.
Я приехал рано утром, заселился в квартиру, обустроился, и назначил встречу в заказчиками на вечер в их офисе. Офис оказался в трёх минутах ходьбы от квартиры — впоследствии выяснится, что весь город можно пересечь от края до края за полчаса. Также впоследствии выяснится, что здание офиса iSpring — это самое стильное здание Йошкар-Олы с самыми современными интерьерами, и таким оно останется до тех пор, пока не построят здание института iSpring. О нём я приехал снимать фильм.
Пока что я всего этого не знаю. Я одеваюсь, выхожу из дома, на улице холодно, и спешу в офис.
Соответственно, меня встречают толпы айтишников и суровая бдительная стража, какая обычно и бывает в крутых компаниях. Я объясняю, кто я и зачем (без философских подробностей), меня пропускают на четвёртый этаж.

На четвёртом этаже кухня — эчпочмаки и пирожки издевательски соседствуют с весами, которые кто-то сюда притащил, как бы напоминая сидящим на диете сотрудникам о последствиях чрезмерного употребления мучного. Меня встречает ассистент Макс, который через час приведёт мне пятерых старшеклассниц, чтобы я выбрал из них самую лучшую. Завтра мастер-класс, мы будем его снимать, и мне нужна его участница. Героиня, которая красиво и связно говорит.

Выбор сложный. Старшеклассниц приходит не пять, а семь, и связно говорят все. Им по 17-18 лет. Почти все — абитуриентки Института iSpring. Меня поражает сознательность, с которой они подходят к выбору своего будущего и трезвость, с которой они анализируют себя. Что хотели мои одноклассницы, когда мне было 17 лет? Куда-нибудь поступить, чтобы получить диплом и выйти замуж. Одноклассники — куда-нибудь поступить, чтобы не пойти в армию и не загреметь в Чечню. Между прочим, я учился в очень неплохой московской школе. Но для нынешних старшеклассниц из Йошкар-Олы подобный подход, кажется, немыслим, «а как это?» Одна хочет быть программистом, вторая дизайнером, третья — бизнес-леди. Та поёт, эта рисует, эти две мечтают открыть кофейню. Мне 37 лет, я вдруг понимаю, что вижу перед собой новое поколение, оно в сто раз круче моего, и вряд ли хоть кто-то их них увидел хоть что-то забавное в том, что я приехал снимать фильм про частный институт в Йошкар-Олу, Марий Эл.


Мысль о будущей ИТ-столице посреди Поволжья им тоже кажется совершенно трезвой. Идея — рабочей. У них всё сходится, и никаких ассоциаций с Пелевиным не возникает, хотя эти умницы, конечно, наверняка читали его. Я не знаю, кого выбрать для завтрашних съёмок, и принимаю волевое решение снимать завтра всех сразу. Люблю, когда много работы.

После старшеклассниц приходит основатель будущего института и по совместительству мой заказчик. Его зовут Юрий Усков и он похож на Царя Александра Третьего, который сбросил вес (отказался от эчпочмаков) и обрёл атлетическую комплекцию. Интервью с ним мне предстоит через четыре дня, это самая ответственная часть работы, и надо бы притереться к этому человеку. Лично не понравиться заказчику — это полбеды. Беда — это когда ты лично не нравишься человеку, который является основным персонажем твоего фильма и должен дать тебе многочасовое интервью. Ничего хорошего — эмоционального, яркого, живого — он в этом случае не скажет, а недовольство тобой, проступающее на его лице, в фильме будет выглядеть как недовольство зрителем, участием в фильме, жизнью и мирозданием. Этого допустить нельзя.